РАЗГОВОР СО СТАРЦЕМ | Тайны и загадки истории
Прикоснитесь к тайнам магии и чудесам мира, познайте секреты конспирологии и загадки истории
Все это и многое другое является предметом интереса нашего сайта.

РАЗГОВОР СО СТАРЦЕМ

Старец — а его на арабский манер звали Салим ибн Рашид — вновь уселся под манго и завел со мной длинный разговор о жизни и изменениях, происходящих в его стране. Каждого проходящего мимо односельчанина он подзывал к себе, рассказывая, что я не мазунгу, а мафута и умею говорить на африканском языке, на котором раньше «общались между собой все уважающие себя люди». Те, кто были постарше, тоже пробовали свои силы в суахили и, удовлетворенно кивая головами, садились рядом. Молодежь же, абсолютно не знавшая суахили, буквально падала от смеху. Их родной кияо довольно близок к суахили, и, слушая меня, они думали, что я пытаюсь заговорить с ними на их языке, безбожно путая грамматику и перевирая все слова.

Как и в любом исламском обществе, наиболее наболевшим вопросом для местной общины яо была проблема многоженства. Будучи мусульманами скорее по форме, чем «по содержанию», они смотрели на этот вопрос не с догматической, религиозной, а с чисто практической точки зрения.

— И у нас, яо, и у других соседних племен считалось так: чем больше жен, тем больше рабочих рук, тем богаче семья,— под одобрительный гул собравшихся говорил Салим.— Вы подойдите к любой из местных женщин и предложите: выгони из дома всех остальных жен своего мужа и останься у него одна. И вы думаете, она согласится? Нет, она скажет вам, что еще не сошла с ума, чтобы лишаться всех своих помощниц. Потому что одна жена с утра идет на шамбу, вторая убирает дом, третья готовит обед, четвертая смотрит за всеми детьми своего мужа. Можно найти дело и пятой жене — идти торговать на рынок. Дайте мне шестую жену, и она тоже не будет сидеть без дела в моем доме. Это у вас, в Европе, заведено, чтобы муж кормил жену. А у нас жены приносят доход мужу.

Словно в подтверждение этих слов, мимо нас прошествовала вереница женщин с огромными кипами вяленой рыбы на голове.

— Так вы же все эксплуататоры,— перейдя на португальский, пошутил я, на сей раз вызвав одобрительный хохот молодежи.

— Эх, мафута, мафута,— безнадежно махнув рукой, проговорил один из старцев.— Ты опять судишь о жизни по законам белых, у которых мужчины любят, чтобы жены были слабее их. А ты знаешь, что произойдет, если кто-нибудь из нас подойдет к своей жене — одной из женщин, несущих рыбу,— и предложит помочь ей? Она сплюнет и пойдет дальше. А дома либо будет молчать неделю, либо закатит такой скандал, что хоть уходи к соседу.

— Это почему же? — удивился я.

— Да потому, что наши женщины гордятся своей силой и хотят быть сильными. А если я наподобие мазунгу полезу к ней с предложениями о помощи, то она смертельно обидится, решив, что я считаю ее слабой и, следовательно, не люблю и не хочу видеть в доме. Вот так-то. Такие женщины, как у мазунгуш, у нас не пользовались бы ни уважением, ни влиянием. Они оставались бы старыми девами…

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.