Русская жизнь: Нам не дано предугадать | Тайны и загадки истории
Прикоснитесь к тайнам магии и чудесам мира, познайте секреты конспирологии и загадки истории
Все это и многое другое является предметом интереса нашего сайта.

Русская жизнь: Нам не дано предугадать

Аристотель, или там Ньютон, или этот, как его, Архимед. Что он сказал? «Эврика». Никто не помнит, что такое эврика, слово перестало переводиться, помнят только, что он до чего-то там допетрил, домозговал, додумался до чего-то неожиданного. На самом деле на простом древнегреческом это значит «нашел». Нашел он закон Архимеда, один из главных законов гидростатики, но этого никто толком не помнит, не говоря уже о формуле. Зато есть финский научный центр с этим названием, молодогвардейская серия научпопа, выпускавшаяся в шестидесятые-семидесятые, а также фильм, телесериал и астероид.

Думал ли Архимед, что войдет в историю как автор этого восклицания? Все что угодно, только не это.

Цезарь сказал: «Пришел, увидел, победил». Красиво, но для него тогда было важно, что он победил. Сейчас никто не помнит, где, кого и когда он победил, и даже не интересуется, а фразочка застряла.

Французский король Генрих IV, живший примерно во времена мушкетеров, сказал, что Париж стоит мессы. Что такое Париж, наш человек как бы знает, насчет мессы обычно сомневается — «какой-то церковный ритуал у католиков, черт его разберет». Почему и зачем король это сказал — тоже черт его разберет, вроде бы у них там были какие-то разборки между гуге, как их там, едрить твою корень, нотами, и этими, нормальными пацанами. И вот этот Генрих то ли католичество принял, то ли наоборот, но, в общем, получил он этот самый Париж. Чем и известен. Хотя сам король, скорее всего, думал, что останется в памяти потомков победой над Лигой, войной с Испанией и колонизацией Америки. Не подфартило: Лигу забыли, воевать с Испанией сейчас кажется смешным занятием, Америка теперь для американцев. А вот дурацкая фразочка жива.

Все это я к чему.

Я, конечно, человек не того калибра, что вышеперечисленные, но сказал и написал довольно много. Кое-чем из сказанного и написанного я в какой-то мере горжусь. На цитаты из собственных текстов я натыкаюсь не то чтобы каждый день, но довольно регулярно. Несколько удачных mots пролезли в мемы, одно определение даже занесло в «Википедию» — потом, правда, вычистили… Но, увы, самая известная фраза, сказанная мной, многократно цитированная и растиражированная до того, что меня спрашивают при знакомстве, я ли это тот Крылов, который это сказал, — совершенно непрезентабельна, лишена оригинальности и вообще ничем решительно не хороша.

Эта фраза — «Пора кончать с этой странной экономической моделью». Сказанная на митинге «Хватит кормить Кавказ» и относящаяся к проблеме бюджетных взаимоотношений данного региона и федерального центра.

А известна она стала потому, что меня за нее судят. 282, ч.1. Ну просто надо ж было за что-то меня судить — хотя бы за то, что я успел наговорить раньше. Нужен был повод; лучшего не нашли.

Судобище тянется уже больше года. Вчера, например, было очередное заседание. Должна была прийти милая девушка, эксперт-культуролог, которая, собственно, и обнаружила в этой фразе состав преступления — разжигание розни к кавказцам и их региону. Но девушка не пришла — то ли заболела, то ли уехала, то ли просто за недосугом. Заседание в очередной раз перенесли.

А жаль, жаль. Мне так хотелось с ней пообщаться, понять ее. И особенно — почему она выбрала из всей моей речи именно эту фразу, автором которой я теперь, блин, являюсь.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.